шапка из кота средней пушистости

Источник

Шапка (1990)

Дата апреля 4, 2012 Автор admin · Нет комментариев

Заметки об этом фильме следует начать, наверное, с россыпи актерских имен. Олег Ефремов, Евгений Евстигнеев, Вячеслав Невинный, Лидия Федосеева-Шукшина, Армен Джигарханян, Лидия Смирнова, Олег Табаков, Евгений Весник, Игорь Владимиров – редко сейчас можно встретить картину, в которой собралось бы сразу столько знаменитостей.

Впрочем, эта особенность фильма станет совершенно объяснимой, если мы назовем имя постановщика. Константин Воинов еще со времен «Женитьба Бальзаминова» зарекомендовал себя как режиссер, который любит и умеет работать с актерами. Они никогда не выступают у него в роли свадебных генералов, призванных украсить своим присутствием тусклое мероприятие. Актеры у Воинова – как бы они ни были известны – всегда открывают в себе какие-то новые возможности.

Впрочем, и эта особенность фильма становится понятной, если мы вспомним, что помимо любви к актерам есть у Воинова и второе пристрастие: он очень любит хороший литературный текст (в тех случаях, когда не пишет его сам). В данном случае такой текст у режиссера был. Повесть «Шапка» Владимира Войновича, в сущности, самоигральна. Пьеса «Кот домашний средней пушистости», написанная по этой повести Григорием Гориным и поставленная в «Современнике», стала одним из бестселлеров сезона. И вот теперь история советского прозаика Фимы Рахлина, не пожелавшего мириться с тем, что некоторым писателям Литфонд выдает ондатровые шапки, некоторым – пыжиковые, а ему, Фиме, — всего лишь из «кота домашнего средней пушистости», история одновременно и смешная, и печальная стала, наконец, достоянием экрана.

Здесь надо заметить, что, предложив актерам отличный текст, Воинов одновременно предоставил им полную свободу. Пользуются он этой свободой по-разному. Владимир Ильин, к примеру, в роли Рахлина предельно достоверен, каж

Источник

Владимир Войнович «Шапка»

Шапка

...На Производственном комбинате Литфонда у советских писателей принимают заказы на пошив дефицитных меховых шапок. Мех для шапок распределяется строго по ранжиру: «выдающимся» писателям — пыжик, «известным» — ондатру, «видным» — сурка, «простым» — кролика... Ну а писателю Рахлину, автору многочисленных романов о «людях хороших», распорядились выделить для пошива шапки мех «кота домашнего, средней пушистости»...

История советского «Акакия Акакиевича», завершившаяся самым нелепым и печальным образом. Бездарно растраченная жизнь: на написание многочисленных романов «о людях хороших» (полярниках, геологах, моряках), которые благополучно канут в небытие вслед за самим писателем Рахлиным; на игры в прятки с Системой, которые заведомо обречены на поражение; на выбивание у той же Системы, в глубине души презираемой, мелких подачек и привилегий — вроде путевки в приличный Дом Творчества или пресловутой зимней кроличьей шапки...

Гоголевский Акакий Акакиевич после смерти превратился в привидение и пугал своих земных недругов на ночных петербургских улицах. Советскому «Акакию Акакиевичу» и этой малости посмертного торжества, увы, не было отпущено. Все прямо по народной пословице: «Жил грешно, и умер смешно». У Гоголя история обиженного системой «маленького человека», жалкого петербургского чиновника, перерастала в настоящую трагедию. У Войновича трагедии не выходит — материал не тот. Даже смерть Рахлина оборачивается в итоге нелепым фарсом...

каким кормом нужно кормить кошку
Ни один ветеринар не скажет вам что один какой-то корм хороший, а все остальное ерунда. Если он так говорит, значит просто продвигает какой-то бренд, и имеет с этого свои проценты. Любой кошке рацион должен подбираться с

PS. Позволю себе маленькое нелитературное отступление. При давнем, первом прочтении «Шапки», меня жутко раздражало авторское издевательское отношение к двум персонажам повести — русским писателям Черпакову и Трешкину. На их изображение Войнович не пожалел едких сатирических красок. Тогда мне это казалось, мягко говоря, предвзятостью. 20 с лишним лет спустя, я понима

Источник

Владимир Войнович «Шапка»

Шапка

...На Производственном комбинате Литфонда у советских писателей принимают заказы на пошив дефицитных меховых шапок. Мех для шапок распределяется строго по ранжиру: «выдающимся» писателям — пыжик, «известным» — ондатру, «видным» — сурка, «простым» — кролика... Ну а писателю Рахлину, автору многочисленных романов о «людях хороших», распорядились выделить для пошива шапки мех «кота домашнего, средней пушистости»...

История советского «Акакия Акакиевича», завершившаяся самым нелепым и печальным образом. Бездарно растраченная жизнь: на написание многочисленных романов «о людях хороших» (полярниках, геологах, моряках), которые благополучно канут в небытие вслед за самим писателем Рахлиным; на игры в прятки с Системой, которые заведомо обречены на поражение; на выбивание у той же Системы, в глубине души презираемой, мелких подачек и привилегий — вроде путевки в приличный Дом Творчества или пресловутой зимней кроличьей шапки...

Гоголевский Акакий Акакиевич после смерти превратился в привидение и пугал своих земных недругов на ночных петербургских улицах. Советскому «Акакию Акакиевичу» и этой малости посмертного торжества, увы, не было отпущено. Все прямо по народной пословице: «Жил грешно, и умер смешно». У Гоголя история обиженного системой «маленького человека», жалкого петербургского чиновника, перерастала в настоящую трагедию. У Войновича трагедии не выходит — материал не тот. Даже смерть Рахлина оборачивается в итоге нелепым фарсом...

что делать если у кошки грипп
Ничто человеческое не чуждо нашим четвероногим друзьям. Так же, как и нас, кошек периодически донимают сопли и чихание. Причины могут быть разные, начиная от попадания соринок, и заканчивая аллергической реакцией на ра

PS. Позволю себе маленькое нелитературное отступление. При давнем, первом прочтении «Шапки», меня жутко раздражало авторское издевательское отношение к двум персонажам повести — русским писателям Черпакову и Трешкину. На их изображение Войнович не пожалел едких сатирических красок. Тогда мне это казалось, мягко говоря, предвзятостью. 20 с лишним лет спустя, я понима

Источник

Владимир Войнович «Шапка»

Шапка

...На Производственном комбинате Литфонда у советских писателей принимают заказы на пошив дефицитных меховых шапок. Мех для шапок распределяется строго по ранжиру: «выдающимся» писателям — пыжик, «известным» — ондатру, «видным» — сурка, «простым» — кролика... Ну а писателю Рахлину, автору многочисленных романов о «людях хороших», распорядились выделить для пошива шапки мех «кота домашнего, средней пушистости»...

История советского «Акакия Акакиевича», завершившаяся самым нелепым и печальным образом. Бездарно растраченная жизнь: на написание многочисленных романов «о людях хороших» (полярниках, геологах, моряках), которые благополучно канут в небытие вслед за самим писателем Рахлиным; на игры в прятки с Системой, которые заведомо обречены на поражение; на выбивание у той же Системы, в глубине души презираемой, мелких подачек и привилегий — вроде путевки в приличный Дом Творчества или пресловутой зимней кроличьей шапки...

Гоголевский Акакий Акакиевич после смерти превратился в привидение и пугал своих земных недругов на ночных петербургских улицах. Советскому «Акакию Акакиевичу» и этой малости посмертного торжества, увы, не было отпущено. Все прямо по народной пословице: «Жил грешно, и умер смешно». У Гоголя история обиженного системой «маленького человека», жалкого петербургского чиновника, перерастала в настоящую трагедию. У Войновича трагедии не выходит — материал не тот. Даже смерть Рахлина оборачивается в итоге нелепым фарсом...

PS. Позволю себе маленькое нелитературное отступление. При давнем, первом прочтении «Шапки», меня жутко раздражало авторское издевательское отношение к двум персонажам повести — русским писателям Черпакову и Трешкину. На их изображение Войнович не пожалел едких сатирических красок. Тогда мне это казалось, мягко говоря, предвзятостью. 20 с лишним лет спустя, я понима

Источник